stahanof (stahanof) wrote,
stahanof
stahanof

Category:

Награда нашла героя

Поучительная история человека, посчитавшего, что ему закон не писан

pic_201baa1743c553d079aa4e4fca5283cd

Если долго и упорно дёргать тигра за усы, то однажды случится страшное, и виноват в этом будет отнюдь не тигр, но тот, кто, позабыв про осторожность, считал себя неуязвимым. В этом на днях пришлось убедиться начинающему политику Алексею Навальному, который отчего-то вообразил, что правоохранительная система России – это тот самый дряхлый и безобидный тигр.

Небольшая предыстория. 17 декабря 2012 года Следственным комитет России Алексею Навальному были предъявлены обвинения по части 4 статьи 159 УК РФ "Мошенничество" и части 2 статьи 174 УК РФ "Легализация денежных средств".


По версии следствия, Алексей и Олег Навальные мошенническим путём завладели 55 миллионами рублей, заключив с компанией «Ив Роше Восток» заведомо фиктивные договоры по перевозку грузов.

Одновременно с предъявлением обвинения, у Навального была взята подписка о невыезде и надлежащем поведении. Согласно это подписке, он не мог выезжать за пределы города Москвы.


Адвокат Навального тут же подал ходатайство следователю с просьбой упростить режим нахождения под подпиской: Москва и Московская область имеют сложную границу и всякий раз испрашивать отдельного разрешения очень хлопотно.

Следователь, который в тот момент вёл дело Навального, с доводами адвоката согласился: "Удовлетворить ходатайство адвоката Кобзева В.Д. о разрешении его подзащитному Навальному А.А. выездов на территорию Московской области, о совершении которых в обязательном порядке необходимо следователю".


Таким образом, Навальный получил право выезжать в Подмосковье – без специального разрешения правоохранительных органов, достаточно было всего лишь уведомить своего следователя заранее.

Однако, вместо того, чтобы добросовестно соблюдать режим подписки, что казалось совсем несложным, надо было регулярно держать связь со следствием, Навальный систематически его нарушал, совершенно не заботясь о наложенных на него ограничениях.

Своё пренебрежение Навальный объяснял, полностью выворачивая смысл постановления от 17 декабря 2012 года: "Никакого предварительного разрешения мне не требуется. Просто потом я должен уведомить следователя о том, что такие выезды были. Причём сроки, формат и процедура не определены. Как и когда хочешь, так и сообщаешь".


Какое-то время Навальному удавалось скрывать свои нарушения, но, спустя год, 19 декабря 2013 года, автомобиль, в котором он находился, был остановлен сотрудниками ГИБДД у подмосковного Одинцова. Полицейский проверили документы у всех, кто был в салоне. Навальный долго отказывался представляться, но потом был вынужден это сделать.


К сожалению для Навального, этот случай не стал для него уроком, и уже чуть меньше чем через месяц, 12 января 2014 года, он был вторично задержан сотрудниками ГИБДД, когда отправился навестить родителей – не поставив об этом в известность следствие.
Алексей Навальный: "СК видимо забыл, что дал мне подписку на Москву и Московскую область. Поехал к родителям - снова требуют документы и на камеру снимают".


Два скандала подряд с подпиской Навального вынудили Следственный комитет выступить с предостережением: "В настоящее время следствием установлены факты выезда обвиняемого Навального за пределы Москвы без соответствующего разрешения следователя. В этой связи обвиняемый Навальный предупреждён о том, что в случае нарушения ранее избранной меры пресечения в виде подписки о невыезде следователь может ходатайствовать перед судом об избрании более строгой меры пресечения".


Кроме того, у Навального было изъято право, которое он получил 17 декабря 2012 года – посещать Московскую область. Теперь режим подписки о невыезде распространялся только на Москву.

14 января 2014 года Навальный, запоздало решив быть примерным подследственным, подаёт заявление о том, чтобы ему позволили выехать в семьёй в Коломну на один день.


Но правила ужесточились, и 16 января Навальный получает ответ на своё прошение: "В удовлетворении ходатайства обвиняемого Навального А.А. о разрешении выезда в г. Коломна Московской области полностью отказать".


Этот отказ должен был бы стать для Навального последним предупреждением, однако, увы, не стал, поскольку, вместо того, чтобы умерить пыл и увеличить законопослушность, он, спустя месяц после ответа из СКР, становится активным посетителем разного рода публичных несанкционированных мероприятий.

24 февраля Навальный был задержан у здания Замоскворецкого суда, где проходил процесс по «Болотному делу», но был вскоре отпущен.


Это был последний звонок Навальному, который тот самонадеянно проигнорировал. Через несколько часов, осуждённый условно и находящийся под следствием, Навальный отправился в центр Москвы – на «народный сход».

На Тверской улице Навального задержали – уже второй раз за день. Ему предъявили обвинение в неповиновении законным требования сотрудников полиции и доставили в ОВД.


25 февраля в Тверском суде Навальный был приговорён к семи суткам административного ареста по статье 19.3 КоАП РФ.


Навальный, который, после изменения режима подписки и публичных предупреждений Следственного комитета, не только не внял голосу разума, но и намеренно шёл на обострение, действуя вызывающе и дерзко.

У СКР просто не оставалось иного выхода: "Установлены неоднократные факты нарушений обвиняемым Алексеем Навальным меры пресечения... В частности зафиксированы неоднократные выезды за пределы Москвы без соответствующего разрешения следователя, а также совершение административного правонарушение, за которое Навальный был подвергнут административному аресту".


Однако даже в этой ситуации следователи не захотели идти на крайние меры, отказавшись требовать заключения Навального под стражу.

СКР: "В связи с этим следствие обратилось в Басманный суд Москвы с ходатайством об изменении в отношении обвиняемого Навального меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на домашний арест".


26 февраля следователи обратились в Басманный суд, а 28 февраля состоялось его заседание. Адвокаты Навального предложили внести за него денежный залог
Илья Шелепин: "Адвокат предлагает рассмотреть вопрос о применении к Навальному внесения залога в размере 500 тысяч рублей".


К сожалению, они не уточнили, откуда у официально безработного Навального, на иждивении которого супруга и несовершеннолетние дети, возьмутся эти деньги. Однако суд отказался выпускать Навального под залог, и полмиллиона не понадобились.

Во второму часу дня судья Артур Карпов, которого сторонники Навального приняли поначалу за следователя Карпова из списка Магнитского, огласил своё решение. Ходатайство Следственного комитета было полностью удовлетворено: Навальный помещается под домашний арест на два месяца – до 28 апреля 2014 года.


Кроме того, ему полностью запрещается пользоваться телефоном, почтой и, что самое важное, Интернетом. Общаться же Навальный сможет лишь с близкими родственниками, в частности, навещать больного отца.


Таким образом, вся общественная и политическая деятельность Навального полностью сведена на нет. Его аккаунты в социальных сетях теперь ведут члены его команды.

Сам Навальный пытается в этой ситуации бодриться: «Мы продолжим бороться с оккупационным режимом, как и раньше».


Однако всё это – только сотрясение воздуха: как значимая фигура Навальный закончился. Два месяца изоляции – это конец для всякого публичного человека. Сторонники Навального обвиняют в этом власть. Но единственный человек, который несёт ответственность за произошедшее, это сам Навальный, который, систематически нарушая режим подписки о невыезде, сделал всё, чтобы оказаться сейчас под домашним арестом.

Поэтому все те, кто планирует принять участие в народном сходе в поддержку Навального, должны помнить: вы отправляетесь на несанкционированную акцию за человека, получившего совершенно справедливое (и довольно мягкое) ограничение свободы.


Так стоит ли рисковать своей свободой ради свободы того, кто её не ценил и не ценит?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments